Заместитель министра назвала перспективные рынки для украинского аграрного экспорта

Мы не могли даже мечтать о таких объемах экспорта – замминистра аграрной политики

Консалтинговое агентство УкрАгроКонсалт

Заместитель Министра аграрной политики и продовольствия Украины по вопросам евроинтеграции Ольга Трофимцева рассказала о стремительном росте экспорта аграрной продукции и какие сегменты рынка и продукция являются наиболее перспективными для развития.

Украинский аграрный экспорт демонстрирует стабильный рост и по результатам 2017 может установить рекорд.

За 11 месяцев 2017 украинский аграрный экспорт превысил показатель прошлого года и составляет более $16 млрд. Украинскую продукцию преимущественно покупали страны Азии – более $7 млрд, Европы – $5,2 млрд и Африки – 2,4 млрд.

Впрочем, нынешние объемы продаж это далеко не предел. Потенциал роста агросектора Украины еще достаточно значителен. Так, отечественные аграрии могут развиваться в органическом сельскохозяйственном производстве, но не сырья, а переработанных продуктов.

Кроме того, перспективным является развитие нишевых направлений. К которым относятся и крупы, некоторые ягоды и продукты из них. А также зерновые и масличные культуры, которые являются популярными на мировых рынках.

Однако возникает проблема, связанная с отсутствием инвестиций и помощи производителям с точки зрения выхода продажи на внешних рынках. Поскольку опыт есть не у всех. Таким образом, для того чтобы увеличить продажи готовой украинской агропродукции, а не сырья, за границу, государство должно проводить соответствующую политику.

НВ Бизнес спросил заместителя Министра аграрной политики и продовольствия Украины по вопросам евроинтеграции Ольгу Трофимцеву, что больше экспортировали в 2017 году и что может повлиять на развитие аграрного бизнеса в Украине.

– Что способствовало увеличению экспорта украинской аграрной продукции в 2017 году?

– По данным 10 месяцев текущего года экспорт украинской аграрной и пищевой продукции за рубеж увеличился по сравнению с прошлым годом и составил $14,7 млрд. Это очень неплохой показатель по сравнению с прошлым годом, когда экспорт был $15,5 млрд. Предполагаем, что годовые показатели экспорта будут где-то на 15-20% выше, чем показатели 2016 года.

Мы остаемся мировым лидером по экспорту подсолнечного масла. Еще один элемент, который мне очень приятно отметить, – это увеличение экспорта также доли переработанной продукции.

Согласно статистическим данным, достаточно активно экспортировали такие вещи, как масло и другие молочные жиры в Европейский Союз. Также следует отметить, что более чем на $100 млн мы экспортировали шоколад и изделия из него.

У нас проходит увеличение по многим группам товаров. Мы работаем над тем, чтобы у нас росло число экспортируемой продукции с добавленной стоимостью, то есть переработанной продукции. И это остается пока нашей целью и целью в нашей работе. Сейчас работаем над секторальной подстратегией экспорта. Там один из основных KPI – это чтобы в более половине экспорта структурно занимала продукция с добавленной долей стоимости.

– А сколько она сейчас занимает?

– Как я уже говорила, лидирует растительное масло, которое у нас считается переработанным продуктом. Это не семена подсолнечника, которое мы экспортировали в качестве сырья. За январь-октябрь его продали на $3,6-3,7 млрд. Благодаря ему у нас идет достаточно ощутимая доля в экспорте. Сейчас у нас где-то 60 на 40. 60% – это сырьевая продукция, 40% – это переработанная продукция, включая масло подсолнечное. Однако мы стремимся за 3-5 лет достичь 60% переработанной продукции и 40% сырья.

– Что для этого нужно сделать?

– На самом деле, это комплексная работа. Экспортная стратегия очень серьезный документ. Она разрабатывалась, исходя из того, что требуют рынки сбыта. Ориентируясь и на рынки сбыта, и на то, что наша экономика, наши сектора могут предложить.

Если посмотреть на подсекторальную стратегию, при этом мы ее называем даже не секторальной стратегией аграрного сектора, потому что там больше говорится о пищевой и перерабатывающей промышленности, на которой мы фокусируемся. Отмечу, что достичь увеличения доли продуктов с высокой добавленной стоимостью, доли продуктов переработанных в экспорте можно только благодаря стимулированию отрасли переработки.

Результата можно добиваться различными, хорошо просчитанными и спланированными действиями, а не такими, как голосование за поправку в Налоговом кодексе. Но я рада, что депутаты сегодня проголосовали за компромиссное решение. Прежде всего, это отсрочка вещей и по сое, и по рапсу. Они должны быть прогнозируемыми, просчитанными и спланированными, для того чтобы не было у бизнеса шокового состояния. Хоть аграрный бизнес, хоть переработка – это обычно долгосрочное планирование.

Еще важным моментом, который увеличит количество переработанной продукции в нашем экспорте, является развитие таких интересных и перспективных, и пока недостаточно развитых подсекторов, в том числе АПК, – это животноводство и продукция переработки животноводства, но не сырья, а переработанных продуктов.

Кроме того, перспективным является развитие нишевых направлений. К которым относятся крупы, некоторые ягоды и продукты из них.

Однако нашим аграриям нужно время, чтобы понять насколько это прибыльный бизнес и начать вкладывать средства. Сейчас происходят такие пусть медленные, но тем не менее изменения в философии и в ментальности ведения аграрного бизнеса. Но положительным является то, что средние и малые фермеры постепенно начинают относиться к агробизнесу именно как к бизнесу. Начинают думать, что выгоднее выращивать: просто пшеницу и продавать ее трейдерам, или все-таки отвести часть своей земли, например, под ягодоводство и экспортировать. Это является нормальным эволюционным шагом развития не только аграрного экспорта, а развития вообще отрасли.

– Насколько украинский аграрный сектор может стать эффективным и увеличить объем продаж и долю в ВВП?

– Аграрная и пищевая отрасль занимают в нашем ВВП около 17%. Но нужно ли увеличивать эту долю в ВВП? Сам аграрный сектор занимает около 12%, а вот пищевой – около 5%.

Перспективными являются также аграрные технологии. Агротех в данный момент является наиболее активным подсектором среди других подотраслей IT в Украине. Это мощный двигатель технологических изменений в нашей стране. Это на самом деле то, к чему нам нужно двигаться.

Обращу внимание на то, что крупнейшими аграрными экспортерами в мире являются США, ФРГ и Голландия. На самом деле эти три страны трудно назвать чьими-либо сырьевыми придатками.

Несмотря на то, что США являются крупным экспортером зерновых, Украина останется крупным экспортером на этом рынке. Для этого у нас есть конкурентные преимущества, ведь на мировых рынках есть большой спрос на эту продукцию. В будущем рынки Китая, Азии, Африки будут нуждаться в этих зерновых в виде сырья. И мы должны двигаться вперед, чтобы в структуре нашего экспорта были не только просто переработанные продукты, но и технологии.

– Какие сегменты рынка и продукция является наиболее перспективными для развития?

– Перспективными являются зерновые и масличные культуры. Напомню, у нас есть конкурентные преимущества по ним и мировой спрос на них достаточно большой.

Государство на следующий год обращает больше внимание на животноводческую отрасль. Как я иногда шучу, что next big thing to come это будет говядина. Почему говядина? Согласно запросам, которые приходят в Министерство аграрной политики, на данную продукцию есть спрос. А с другой стороны, этот подсектор на сегодняшний день не является развитым. Государственная поддержка со следующего года предусматривает постройку новых ферм, новых комплексов по откорму КРС, способствующие наращиванию мясного поголовья и производства мяса КРС. Его можно экспортировать на рынки Востока, Азии и Африки. Ведь там у Украины гораздо меньше ограничений, чем со свининой.

Неплохие результаты показывает и органическая сельскохозяйственная продукция, о которой я упоминала. Чрезвычайно прибыльным и довольно быстро развивающимся является сектор органики, который преимущественно экспортируется в Европейский Союз. Такая же ситуация наблюдается и с традиционной аграрной продукцией. Большинство сырья которой экспортируется или используется для кормов в отрасль животноводства.

Отмечу, что развитие агротехнологий, селекции и семян это не только продажа продукции, но и возможность создания рабочих мест. Кроме того, это толчок другим подотраслям. Например, для животноводства нужны корма, животноводству нужны немножко другие технологии. Соответственно, это запускает обратное движение.

Появление рынка сбыта переработанной, высокомаржинальной продукции побуждает производителей нарабатывать технологии. Бизнес понимает и деньги ищет всегда там, где можно заработать. В этом смысле у нас, и в правительстве, и в министерстве есть с бизнесом понимание.

– Экспорт вырос за счет роста цен на мировых биржах или за счет увеличения объемов?

Росту экспорта сливочного масла способствовали высокие цены, в том числе в Европейском Союзе. Таким образом, Украина выстрелил в этом году с маслом на европейском рынке. Но если брать другие продукты, в том числе сырьевые, цены не выросли. Рост происходит за счет увеличения объемов.

В 2017 году урожай был ниже, чем в прошлом году. Соответственно, экспорт может будет ниже. Предполагается, что в этом году Украина заработает на экспорте аграрной продукции около $18 млрд. При том, что в прошлом году эта цифра едва превысила $15 млрд.

Еще несколько лет назад мы не могли даже мечтать о таких объемах экспорта. Никто не мечтал, что мы будем экспортировать больше 40 млн тонн. Сейчас это норма. То же самое с маслом. Нам нужно работать над тем, чтобы закрывать узкие места, которые уже мешают более активному экспорту. Это логистика, инфраструктура. Все прекрасно знают проблемы с зерновозами. Нужно развивать контейнерные перевозки. Также на многих направлениях мы сталкиваемся с этой проблемой когда едем куда-то на переговоры в Африку и затем ведем расчеты, которые показывают, что это не выгодно. Мы работаем над этими проблемами и надеюсь, что все вместе будем решать эти проблемы.

Читать ещё  Аккумуляторы тепла для теплицы

Все за сегодня

Политика

Экономика

Наука

Война и ВПК

Общество

Подкасты

Мультимедиа

Политика

Hromadske (Украина): Украина может стать «супермаркетом мира» — замминистра агрополитики

За последние 4-5 лет Украине приходится проходить через сложную трансформацию. Россия почти полностью закрыла свои рынки для украинской аграрной продукции — поэтому украинские производители должны искать другие рынки для экспорта. В этом — как возможности, так и трудности, ведь выйти на европейские или азиатские рынки порой крайне непросто.

— Удается ли нам осваивать другие рынки?

— Да, удается. Конечно, процесс непростой. Во-первых, переориентация нашим производителям не дается за один день. А во-вторых, нужно сделать очень много шагов и на уровне правительства, и на уровне отдельного производителя, который хочет выходить на другие рынки, чтобы эта торговля стала успешной.

Но нам есть чем гордиться: уже за девять месяцев этого года экспортировали продукции, например, в страны ЕС на более $4,1 млрд. Очень неплохой показатель. В прошлом году наш аграрный и пищевой экспорт в общем составил почти $18 млрд.

— $18 млрд — это много или мало?

— Если сравнивать с определенным периодом в украинской истории в торговле где-то в начале 2000-х годов, то это однозначно очень большой прогресс и очень неплохая цифра. Разумеется, если сравнивать с ведущими аграрными странами-экспортерами мира, например, США, Германией или Нидерландами, которые экспортируют продукцию ежегодно где-то на $100 млрд, то мы еще должны поработать, чтобы приблизиться к этим показателям.

Но мы видим тенденцию к росту. И очень важно то, что Украина постепенно становится чем-то большим, чем только житницей мира или Европы, как ее привыкли видеть благодаря нашим природным ресурсам. Благодаря изменению структуры аграрного и пищевого экспорта мы постепенно переходим к тому, чтобы стать супермаркетом мира. То есть поставлять не только сырье, но и переработанную продукцию.

— Происходит ли прирост в 2018-м году по сравнению с 2017-м?

— В общем экспорте мы остаемся примерно на том же уровне, то есть значительного прироста сейчас не видим. Но ожидаем, что за последние три месяца года будет увеличение, ведь в этом году у нас очень неплохой урожай таких культур, как кукуруза. Некоторые вещи у нас будут экспортироваться в последнем квартале 2018 года. Поэтому будем «считать цыплят» по результатам 12 месяцев. Но если посмотреть на восемь месяцев 2018 года, то результат общего экспорта составляет где-то $13 млрд.

В январе-августе 2018 года по сравнению с тем же периодом 2017 года прирост составляет $65,6 млн. Это немного, но по результатам всего 2018 года ожидаем увеличения.

— На какие главные рынки экспортируется украинская продукция? Ведь Азия и Африка не менее важны, чем Европа.

— Да, абсолютно. И это, кстати, свидетельствует о том, что Украина по многим товарным группам переориентировалась от российских рынков на другие. Мы сегодня больше всего экспортируем в страны Азии: среди крупнейших покупателей — Китай и Индия.

— Когда вы говорите об Азии — это учитывая Россию или нет?

— Нет, Россия входит в категорию «страны СНГ». За последние годы объем двусторонней торговли аграрной и пищевой продукцией со странами СНГ постоянно уменьшается. Сегодня эти страны, включая Россию, занимают четвертое место, если брать по регионам. Россия там занимает очень незначительную долю.

— Сегодня Индия и Китай — на первом месте среди рынков украинского аграрного экспорта. Это хорошо или плохо?

— Это неплохо, потому что такие рынки как Индия и Китай растут. Когда мы говорим о Китае, то говорим не только о великолепных возможностях для экспорта сырьевых видов продуктов — пшеницы, кукурузы или ячменя. Ведь Китай характеризуется не только ростом населения вообще, но и ростом среднего класса, ростом дохода потребителей. И поэтому для Китая становятся интересными такие продукты, как говядина, молочные продукты. С ними мы тоже постепенно выходим на эти рынки.

«На китайском рынке 1,4 млрд потребителей, которых нужно кормить. У нас шутят: «Выйди на рынок Китая — и ты можешь больше ни о чем не думать».

— Есть версия, что именно Азия для Украины является приоритетным рынком. Ведь ЕС сам себя более-менее обеспечивает, он сам является мощным аграрным производителем. А вот Азия, прежде всего Китай или Индия, все больше нуждаются в продовольствии.

— Это очень обобщающий вывод. Потому что главным принципом для нас сейчас является дифференциация и диверсификация. Это означает, что для рынков Азии, например, мы можем наиболее успешно экспортировать один вид продукции или несколько товарных групп. Для рынка ЕС интересны другие продукты, которые нам на рынки Азии будет не так выгодно экспортировать.

Поэтому к этим рынкам нужно подходить дифференцированно. И действительно на каждом из рынков искать свою нишу, где у нас есть наиболее конкурентные преимущества, где мы с наибольшей прибыльностью можем тот или иной продукт экспортировать. Если говорить, кстати, о рынках ЕС, то тут, благодаря достаточно высокому уровню жизни и доходов потребителей в странах ЕС, все большим спросом пользуются продукты здорового питания, продукты органические. И в некоторых таких продуктах мы тоже являемся чемпионами. Поэтому для таких вещей нужно искать рынки, разумеется, в ЕС.

— Есть мнение, что выход на рынки ЕС благодаря зоне свободной торговли с Евросоюзом повышает наши собственные стандарты — и тогда украинская продукция лучше выходит на другие рынки. Это правда?

Контекст

Главред: Украина стремительно несется к краху

Корреспондент: Украина может стать Техасом

УП: пир во время чумы — Порошенко богатеет, Украина нищает

Ведь считают, что ЕС — это рынок с одним из самых высоких стандартов и требований по безопасности и качеству продуктов питания.

«Если ты продаешь свою продукцию на рынке ЕС, значит, можно быть уверенным, что твоя продукция качественная, безопасная, что она действительно соответствует самым высоким международным стандартам качества. И поэтому тебя воспринимают уже гораздо приветливее на таких рынках, как азиатский или африканский или любых других».

— Вы сказали, что Украина должна стать не только житницей, но и супермаркетом мира. Но давайте посмотрим на структуру нашего аграрного экспорта. Три главные позиции — это сырье: зерновые, масличные культуры и растительное масло.

— Растительное масло уже нельзя назвать сырьем.

— Но это переработка очень первичная.

— С одной стороны, да, но с другой стороны мы видим, как уже появляется экспорт бутилированного масла. Это уже, как-никак, первичная переработка. И Украина сейчас занимает почти половину мирового экспорта растительного масла.

Но вы правы. Опять же, когда мы говорим о диверсификации или дифференциации, здесь для нас тоже очень важно сейчас побудить наших производителей, чтобы они занимались в том числе и первичной переработкой. Ведь когда мы говорим о продукции садоводства, то есть о ягодах, фруктах или орехах, которые сейчас тоже Украина активно экспортирует, в частности в ЕС, нужно работать над тем, чтобы мы экспортировали не просто свежие продукты, но и вкладывались в первичную переработку: заморозку или сушку, например. Или поставляли их в виде паст, переработанных конфитюров и тому подобное.

— Последний вопрос очень глобальный. В мире растет урбанизированный средний класс, люди все больше живут в городах, и им надо питаться. Поэтому имеет ли Украина шанс стать незаменимой страной на мировой карте — незаменимой с точки зрения продовольствия, так же, как сегодня некоторые страны являются незаменимыми с точки зрения экспорта энергоресурсов?

— Я думаю, что мы уже сегодня играем очень важную роль в обеспечении пищевой безопасности мира. Об этом говорят наши международные партнеры, об этом говорят такие международные организации, как FAO (Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН). Ведь действительно в Украине есть для этого все возможности.

«То есть Украина действительно может кормить мир и его растущее население через 10, 20 или 30 лет. И будет обеспечивать мегатренды: здоровое питание, органические продукты, высокотехнологичные продукты».

Но при одном условии — если мы будем относиться к нашему агропромышленному комплексу именно как к комплексу, то есть будем обращать внимание и на водные ресурсы, и на лесные, и будем очень бережно относиться к нашим почвам. Ведь без всего этого, без развития технологий, без развития переработки, без создания дополнительной стоимости в Украине нам будет трудно конкурировать в ближайшем будущем.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Россия накормит мир зерном, маслом, мясом и рыбой

Федеральный проект «Экспорт продукции АПК» представил замминистра сельского хозяйства Сергей Левин 20 сентября. «Ведомости» ознакомились с копией презентации проекта, верность информации подтвердили три участника мероприятия. Представитель Минсельхоза не ответил на запрос.

Экспорт сельхозпродукции должен увеличиться более чем в 2 раза до $45 млрд к 2024 г., этого требует майский указ президента Владимира Путина. Федеральный проект будет внесен в правительство до 1 октября, сказал представитель Минсельхоза. Обновленную госпрограмму развития сельского хозяйства в 2013–2025 гг., в которую должен войти этот проект, Минсельхоз представит в правительство до конца года, говорил ранее министр сельского хозяйства Дмитрий Патрушев.

Читать ещё  Самые распространенные виды кислицы (описание и фото растений)

Необходимое дополнительное финансирование для федерального проекта – 696 млрд руб., говорится в пояснительной записке к проекту новой госпрограммы, размещенному на regulation.gov.ru, Минфин уже подтвердил возможность выделения дополнительно 350 млрд руб. в 2019–2024 гг. на эти цели.

Зерно, масло и рыба

Больше всего из сельскохозяйственной продукции на экспорт пойдет злаковых культур, как ожидает Минсельхоз: в 1,5 раза больше, чем в 2017 г., – $11,4 млрд в 2024 г. Это скромные планы, возможно увеличение в 2 и более раза, говорит директор аналитического центра «Совэкон» Андрей Сизов. В России последние три года рекордные и урожаи, и экспорт зерновых. Традиционные потребители – Египет, Турция, Бангладеш и др.; население этих стран растет, и Россия продолжит играть заметную роль в снабжении их зерном. Есть и перспективные рынки, где Россия присутствует ограниченно, например Алжир или Саудовская Аравия, но требования к импортным зерновым пока не позволяют туда войти российским экспортерам, описывает Сизов.

Экспорт масложировой продукции увеличится по планам Минсельхоза в 2,8 раза к 2024 г., или до $8,6 млрд. Это вполне возможно, считает Сизов, масло и масличные культуры – самые быстрорастущие мировые рынки, Россия и на них уже играет важную роль, например, она главный поставщик Турции (около 0,5 млн т в год). В перспективе экспорт масличных будет расти: прежде всего сои и рапса в Китай и масла – в тот же Китай и Индию, где растет спрос на российскую продукцию, продолжает эксперт.

Экспорт рыбы и морепродуктов должен увеличиться почти вдвое и достичь к 2024 г. $8,5 млрд. Вице-президенту Рыбной ассоциации Алексею Аронову логика непонятна: с одной стороны, чиновники говорят о необходимости обеспечить внутренний рынок рыбой, а с другой – о значительном росте экспорта, одновременно это сделать не получится. Сейчас Россия экспортирует 1,7 млн т рыбы (треть добычи. – «Ведомости»).

У России хорошо получается торговать сырьем – зерновыми, масличными, рыбой, подсолнечным маслом: есть устоявшиеся рынки сбыта, стабильно высокое и конкурентоспособное производство и перспектива роста, считает Сизов. Россия экспортирует дешевые товары, а импортирует дорогие, подхватывает гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрий Рылько: в 2017 г. 1 т импортируемой продукции стоила в среднем $1300, 1 т экспортируемой – $312.

Мясо-молочный прорыв

Самый большой прорыв ожидается в мясной и молочной продукции, Минсельхоз объединил их в одну категорию. Экспортные продажи должны вырасти к 2024 г. в 4,4 раза и достичь $2,8 млрд.

Экспорт молочной продукции сравнительно невелик – $300 млн, или около 3% производства (700 000 т в переводе на молоко), говорит исполнительный директор Союзмолока Артем Белов: 90% экспорта приходится на СНГ. До 2024 г. реально довести экспорт до $800 млн, считает он, расти будут поставки и в СНГ, и в дальнее зарубежье – в Китай и страны Юго-Восточной Азии. В Китае, знает Белов, есть спрос на сыры, сухое молоко, сухую сыворотку, йогурты, молочные десерты и др. На внутреннем рынке спрос неустойчив, а производство товарного молока и продукции из него растет на 2–3% в год. Развитие экспорта стабилизирует ситуацию, полагает Белов: производители будут не так зависеть от колебаний внутреннего спроса.

Исходя из расчета «Ведомостей» на основе данных Минсельхоза экспорт мясной продукции вырастет в 4 раза и достигнет к 2024 г. примерно $2 млрд. В 2017 г. Россия экспортировала около 300 000 т мяса и мясопродуктов на $500 млн, напоминает руководитель исполкома Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин. Рост экспорта мяса будет зависеть от переговоров России с другими странами, чтобы они открыли рынки, – Китаем, странами Ближнего Востока, Центральной Азии и Северной Африки, продолжает он, а судьба переговоров во многом зависит от решения проблемы болезней животных – африканской чумы свиней и птичьего гриппа. Свиноводческих и птицеводческих мощностей, построенных в последние 10 лет, хватит, чтобы увеличить производство на экспорт – при условии открытия рынков.

Непростая готовая продукция

В 2,5 раза в 2024 г. увеличится экспорт продукции пищевой и перерабатывающей промышленности – до $8,6 млрд, предсказывает Минсельхоз. Сейчас из готовых продовольственных товаров Россия продает растительные масла, кондитерские изделия, колбасы, крупы, консервы – в основном в страны СНГ, говорит Рылько, экспорт в дальнее зарубежье находится в зачаточном состоянии. Развитые страны, в том числе США и страны Европы, осваивали внешние рынки готовой продукции через прямые инвестиции в торговые сети, продвигая через них бренды своих стран. Российский ритейл не инвестирует за рубеж, поэтому готовую продукцию будет продвигать сложно, считает Рылько.

В перспективе может расти спрос на российскую продукцию в Юго-Восточной Азии, Китае, Африке, продолжает он, а ориентироваться нужно прежде всего на продукцию минимальной переработки – муку, замороженное рыбное филе, масло наливом. У некоторой брендированной продукции тоже есть перспектива – кондитерские изделия, фасованные растительные масла, мороженое и др., но больших надежд на них возлагать не стоит, говорит Рылько. Действительно, переработанную продукцию необходимо продвигать, создавать уникальный продукт, который был бы востребован на внешних рынках, согласен Сизов. При отсутствии внутреннего развитого рынка придумывать и продвигать искусственно созданные экспортные бренды – слишком сложная и дорогая задача, заключает он.

Определены перспективные рынки для украинского меда

Об этом рассказал международный консультант ФАО, аналитик сельскохозяйственных рынков Андрей Панкратов на тренинге для украинских экспортеров «Sweet Trade: Как успешно экспортировать сладости, фрукты, ягоды и орех с Украины до Ближнего Востока», пишет agroportal.ua.

«Мы имеем семь стран в топ-20 перспективных рынков для украинского меда. Изучаем новый регион и готовимся к экспорту», — добавил Андрей Панкратов, отметив, что пока не может и не будет делать прогноз относительно потенциального увеличения процента экспорта меда в этот регион, ведь многое зависит от отдельных компаний.

В частности, среди стран, имеющих перспективный рынок для украинского меда, эксперт выделил следующие:

— Ирак, который за последний год нарастил импорт меда на 255,9%, но одновременно импортирует из Украины в среднем 30 т/год;

— ОАЭ с ростом импорта на 23%, но которые не закупают мед в Украине;

— Саудовская Аравия, где импорт снизился на 1,2% и которая не работает с Украиной;

— Катар с ростом импорта на 18,6%, не закупает украинский мед;

— Кувейт — рост импорта 11,9%, не закупает украинский мед;

— Иордания — импорт вырос на 10,3%, не закупает украинский мед;

— Израиль —импорт вырос на 36,2%, импортирует из Украины в среднем 33 т меда.

Относительно востребованности меда в Западной Азии аналитик отметил, что крупнейшим экспортером является Саудовская Аравия, а также Турция. К тому же Саудовская Аравия одновременно является и крупнейшим импортером меда.

Стоит отметить, что Ближний Восток закупает 6% в мировом импорте меда, что составляет $2,4 млрд.

По словам аналитика, единой стратегии для экспансии на рынок этого региона еще нет. «Это дело отдельных компаний, наличии в них новой маркетинговой идеи, и никто не скажет, сработает она или нет. Мы фокусируем свою миссию так, чтобы удовлетворить конечного потребителя», — рассказывает эксперт.

В контексте того, как заинтересовать потенциальных импортеров, Андрей Панкратов вспомнил в презентации о мануку из Новой Зеландии. Эксперт отметил, что этот мед, который также считается суперфудом, это в основном про маркетинг, который создала Новая Зеландия, однако мед обычный.

  • Интересно28
  • Нравится23
  • Печально25
  • Нечего сказать26

Правительство утвердило критерии риска в сфере семеноводства и рассадничества

Правительство утвердило критерии, по которым оценивается степень риска от осуществления хозяйственной деятельности в сфере семеноводства и рассадничества и определяется периодичность осуществления плановых мероприятий государственного надзора (контроля) Государственной службой по вопросам безопасности пищевых продуктов и защиты потребителей.

Об этом говорится в постановлении Кабинета Министров Украины от 16 января 2019 года № 23.

Постановление направлено на внедрение риск-ориентированного подхода к проведению проверок хозяйственной деятельности в указанной сфере. Это позволит организовать осуществление государственного надзора (контроля) на должном уровне, урегулировать количество и периодичность проведения плановых мероприятий государственного надзора (контроля) и определить круг субъектов хозяйствования, которые относятся к высокой, средней и незначительной степеней риска.

Нормативно-правовой акт предусматривает балльную систему оценки показателей критериев, по которым оценивается степень риска от осуществления хозяйственной деятельности и определяется периодичность проведения плановых мероприятий государственного надзора (контроля).

Отнесение субъекта хозяйствования к одной из трех степеней риска осуществляется с учетом суммы баллов, начисленных по всем критериям в соответствии со шкалой баллов: от 41 до 100 баллов – высокой степени риска; от 21 до 40 баллов – к средней степени риска; от 0 до 20 баллов – к незначительной степени риска.

Периодичность проведения плановых мероприятий государственного надзора (контроля) в сфере семеноводства и рассадничества определяется в зависимости от степени риска от осуществления хозяйственной деятельности: высокая степень риска – не чаще одного раза в два года; средняя степень риска – не чаще одного раза в три года; незначительная степень риска – не чаще одного раза в пять лет.

Читать ещё  Советы по выращиванию шеффлеры у себя дома

События года

Страхование

Финансы

Энергетика

Бизнес

Здравоохранение

Недвижимость

Нефть и газ

Образование

Промышленность

Технологии

Вернуть семечки

Обеспечить экономический рывок планируется в числе прочего и за счет наращивания экспортного потенциала страны. Эта задача меняет фокус государственного видения ситуации. Если недавно в России несырьевой экспорт даже не выделяли из общего, то сейчас ставка делается именно на несырьевой неэнергетический экспорт. Именно он обеспечит продвижение на мировые рынки продукции с высокой добавленной стоимостью.

Выход российского АПК на международные рынки невозможно не заметить — масштабы продаж сельскохозяйственной продукции на них обогнали экспорт оборонной промышленности, объем которого традиционно был одним из самых высоких. Сегодня государство называет АПК драйвером экспортного потенциала страны и, в частности, делает большую ставку на масложировую отрасль. В рамках нацпроекта «Экспорт продукции АПК» планируется почти троекратный рост экспорта масложировой продукции — с 3,1 миллиарда долларов до 8,6 миллиарда.

«Масложировая промышленность обладает наибольшим потенциалом по приросту экспорта и является одним из локомотивов всей программы, — заявила заместитель министра сельского хозяйства РФ Оксана Лут. — Через 6 лет ежегодные поставки ее продукции должны увеличиться на 5,5 миллиарда долларов, что обеспечит пятую часть всего запланированного прироста экспорта. На основе предложений участников рынка Минсельхоз России разработает оптимальные формы государственной поддержки, необходимые для достижения этих целей».

Планы правительства предполагают утроение экспортных поставок масложировой продукции к 2024 году. Предпосылки для реализации этих планов есть. Например, компания «ЭФКО», используя возможности глубоководного морского терминала Тамань, за последние три сезона уже утроила объем экспорта, догнав лидера рынка, компанию «Астон», в сезоне 2017-2018 годов. При этом компания имеет серьезный ресурс дальнейшего развития. Увеличивать поставки своей продукции за рубеж ей поможет модернизация и расширение перевалочных мощностей.

Достижение амбициозных целей требует наращивания объемов товарной массы как минимум вдвое. В этом году аграрии планируют собрать рекордный урожай масличных — более 16 миллионов тонн. Но даже богатые урожаи последних сезонов не могут полностью загрузить мощности российских маслоэкстракционных заводов, уже сегодня способных перерабатывать больше 23 миллионов тонн. Недостаток сырья ограничивает маржинальность отрасли и снижает экспортный потенциал России. Решить проблему нехватки сырья можно, увеличив посевные площади, считает генеральный директор группы компаний «Благо» Аркадий Фосман.

Руководитель Центра экономического прогнозирования Газпромбанка Дарья Снитко приводит в пример мировой опыт: «В России в среднем эксплуатируется 69 процентов пахотных земель, в то время как в мире в среднем использование пашни составляет до 80 процентов».

Увеличивать пашню за счет свободных земель планируют и на государственном уровне. «Министерство сельского хозяйства намерено ввести в сельскохозяйственный оборот 10 миллионов гектаров пашен в течение ближайших пяти лет», — заявил первый замглавы минсельхоза Джамбулат Хатуов. По мнению аналитиков рынка, для загрузки российских перерабатывающих заводов сырьем на посевы масличных следует отвести не менее 5 миллионов гектаров.

Однако одним увеличением валового сбора масличных проблему дефицита сырья не решить. Парадоксом российской масложировой отрасли, препятствующим развитию экспортного потенциала страны, может стать. сама экспортная деятельность. Речь идет об экспорте семян подсолнечника. С 1 сентября 2016 года экспортные пошлины на масличные культуры были понижены до 6,5 процента от таможенной стоимости товара. В результате продать подсолнечник на экспорт иногда оказывается выгоднее, чем продукты его переработки. Всего за три года темпы экспорта семян выросли в пять раз: если в 2015 году из страны было вывезено более 60 тысяч тонн, то в 2016 году — уже более 180 тысяч тонн, а в 2017-м — уже более 300 тысяч. Неудивительно, что российские производители подсолнечного масла и шрота все чаще призывают власти остановить вывоз «винограда вместо вина» и ввести тарифные и нетарифные меры против вывоза семян подсолнечника из страны. Бизнесу важно, чтобы наращивание темпов экспорта происходило без ущерба для экономики и отечественных предприятий масложировой отрасли.

Ведь экспортировать не семена, а продукты их переработки гораздо выгоднее, причем в этом случае выгоду получают все — и производители, и государство. Конечная продукция имеет высокую добавленную стоимость, а страна — рабочие места, налоговые отчисления в государственную казну от внутренних налогов и экспортной выручки. Тем более что популярность российского подсолнечного масла в мире растет.

Лидерами его потребления сегодня являются Египет (увеличил закупки на 35 процентов), Турция (закупать стала на 32 процента меньше, но не покинула тройку лидеров) и Иран (экспорт вырос на 22 процента).

Страны «ближней воды» — Турция и Египет — понятные торговые партнеры, которые стабильно закупают в год около 40-50 процентов от общего объема экспорта российского подсолнечного масла (в 2016/17-м — 51 процент, в 2017/18-м — 43 процента). Однако благодаря развитию морской инфраструктуры Россия уже вышла и на «большую воду», осваивая новые целевые рынки — Китай, Индию и страны Персидского залива. Динамично растущая численность населения этих стран обуславливает рост экспорта продукции российского АПК, в том числе масложировой отрасли. По мнению аналитиков рынка, в ближайшие шесть лет спрос этих государств на продукты переработки масличных будет только расти.

Однако «дальние воды» Китая и Индии полны своих рисков — тарифных и нетарифных порогов. Так, повышение пошлин до 35-45 процентов в Индии, где половина всего продовольственного импорта страны составляет как раз растительное масло, привело к угасанию возникавших было торговых отношений между нашими странами. Выход видится в поиске вариантов эффективного сотрудничества на уровне правительств двух государств. Если удастся добиться снижения импортных пошлин до среднемирового уровня, российские компании смогут выйти на рынок Индии и закрепиться на нем.

Но решить надо не только эти проблемы. Ключевую роль в поставках российского масла в дальние страны играют порты Азово-Черноморского бассейна. Уже сегодня через них экспортируется 85 процентов подсолнечного масла из России. И эти объемы будут только расти: к 2024 году экспорт масла через порты АЧБ вырастет более чем в три раза в натуральном выражении.

Но если с экспортом в ближние страны пока справляются мелководные порты Ростова и Ейска, то с отправкой больших партий продукции в Юго-Восточную Азию через глубоководные морские порты — Тамань и Новороссийск — ситуация сложнее. Новороссийск уже сегодня достиг естественных пределов пропускной способности из-за перегруженности авто- и железнодорожных путей, подходящих к нему. К тому же в Новороссийске отсутствуют терминалы накопления масложировой продукции, а значит, нет возможности формировать крупные партии товара.

Наиболее перспективным вариантом увеличения мощности глубоководной портовой инфраструктуры России является порт Тамань, где расположен единственный в зоне АЧБ специализированный терминал по перевалке растительных масел, принадлежащий Группе компаний «ЭФКО».

«Значение глубоководного наливного терминала в Тамани трудно переоценить: всего за три года мы утроили объемы экспорта сырого подсолнечного масла — с 123 тысяч тонн в сезоне 2014-2015 годов до 378 тысяч тонн в 2017-2018 годах, — говорит генеральный директор ГК «ЭФКО» Евгений Ляшенко. — К тому же более чем в два раза расширилась география наших поставок. Мы открыли для себя рынки Индии и Китая благодаря возможности загружать масложировой продукцией крупнотоннажные суда и таким образом снизить затраты на логистику».

Уже сегодня порт имеет возможность принимать танкеры дедвейтом даже в 55 тысяч тонн. Но для эффективного обеспечения растущих экспортных потоков масложировой продукции требуется расширять глубоководную инфраструктуру портов Азово-Черноморского бассейна. Серьезные подвижки в этом направлении уже есть — ГК «ЭФКО» разработала программу модернизации морского терминала в Тамани.

Однако к маслоналивному терминалу в Тамани до сих пор нет подходных железнодорожных путей, а значит — мощности уникального российского терминала не будут использоваться в полную силу до тех пор, пока сюда не протянутся ветки железнодорожных путей сообщения.

В октябре с.г. президент Владимир Путин поручил правительству РФ обеспечить создание железнодорожной инфраструктуры на подходах к терминалам по перевалке продукции АПК. В компании надеются, что поручение президента будет выполнено в короткие сроки.

Есть и еще один порог, тормозящий освоение азиатских рынков. Это повышенные требования к качественным показателям пищевой продукции со стороны стран-импортеров. Для успешной конкуренции на мировом рынке России необходимо наращивать в портах мощности по гидратации (очистке масла от примесей с помощью горячей воды). Это позволит расширить географию поставок. Сейчас российские мощности крайне ограничены. По сути, ориентирование отечественных перерабатывающих заводов на гидратацию означает выход на перспективные рынки многих дальних стран.

Нет сомнений, что амбициозные цели майского указа президента вполне достижимы. Но для этого требуется консолидация усилий всех участников рынка — как бизнеса, так и ведомств, и правительства. Российская масложировая отрасль готова принять вызов и выступить локомотивом экспортной политики государства в АПК. Но для этого она должна решить ряд масштабных задач: значительно увеличить посевные площади, усовершенствовать логистическую инфраструктуру. Преодоление этих барьеров поможет нашей стране войти в число крупнейших мировых экспортеров сельскохозяйственной продукции.

Запланированная ГК «ЭФКО» программа развития перевалочного комплекса в Тамани предусматривает увеличение емкостного парка терминала на 410 тысяч тонн. Строительство новых причалов позволит принимать суда дедвейтом до 55 тысяч тонн для регулярных отгрузок подсолнечного масла в дальние страны. Инвестиционный портфель проекта составит более 45 миллионов долларов.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector